Перейти к основному содержанию

«Двое сотрудников ФСБ подбежали ко мне и приставив к голове пистолет»

23.03.2023
Опубликовано в WIKI

Как чекисты по заказу авторитета из Чечни захватили потерпевшего из-под госзащиты.

Как ранее сообщил телеграм-канал ВЧК-ОГПУ, 22 сентября столичный спецназ ФСБ задержал в Самаре высокопоставленного оборотня в погонах. Им оказался начальник 2 отдела ОЭБ регионального УФСБ Горбунов Михаил. Его подозревают в коррупции (ст.290 УК РФ) и связях с оргпреступностью - то есть с теми, с кем он должен был бороться по роду службы.

Михаил Горбунов (слева)

Горбунова Михаила задержали на набережной реки Волга в одних плавках. Сопротивления он не оказал.

Операцию провели сотрудники центрального аппарата ФСБ России. В столице имелись веские основания полагать, что коррупционные связи в Самарском отделе собственной безопасности носят слишком глубокий характер.

Ряд коллег Горбунова Михаила, с кем его связывали «деловые» отношения, уже проходят в качестве обвиняемых по резонансным коррупционным делам в регионе. Копилка эпизодов их преступной деятельности пополняется.

Задержание и последующий арест Горбунова Михаила военным судом нанесёт серьезный удар по репутации «конторы» в Самарской области и особенно по отделу собственной безопасности. Сотрудникам центрального аппарата предстоит вычистить оттуда коррупционеров и мошенников.

Горбунов ранее работал в ОСБ УФСБ.

При назначении на должность руководителя ОЭБ Горбунов Михаил тестирование на полиграфе не прошел, что не помешало ему стать начальником. Просил за Горбунова бывший в то время начальник ОСБ УФСБ Паршин Илья. При принятии решения о назначении никого не смутил факт «дружбы» и «общего покровительства» Горбунова и Паршина с осужденным на 10 лет за взятки и коррупцию начальником полиции Самары Хомских Вячеславом. Данные сотрудники всячески препятствовали расследованию дела.

В итоге следователям из Москвы предстоит разобраться и дать оценку непростой ситуации, сложившейся в отделе собственной безопасности регионального управления Федеральной службы безопасности. Благодаря таким «специалистам» как Паршин и другие, успехов в её работе нет. В прошлом остались громкие задержания коррупционеров из числа высокопоставленных чиновников. Никто не вяжет коррумпированных силовиков, лидеров ОПГ и наркоторговцев. Работа идёт по прежним разработкам периода Татаурова Владимира (бывш. начальник УФСБ СО).

Столичным следователям совместно с руководством УФСБ предстоит большая работа. Например, по заявлениям и эпизодам, которым не давали «ход». В распоряжении Rucriminal.info оказалось одно из таких заявлений в отношении Горбунова.

«Прошу Вас привлечь к уголовной ответственности сотрудников УФСБ России по Самарской области (службы в г. Тольятти) Горбунова Михаила и действовавших с ним совместно лиц, совершивших в отношении меня следующие преступления.

В декабре 2017 года я обратился с заявлением в правоохранительные органы о привлечении к уголовной ответственности гр. Дахунаева Салаха Бекболатаевича, за совершение в отношении меня вымогательства. В отношении Дахунаева С.Б. было возбуждено уголовное дело по ст.163 УК РФ, он был задержан за совершение этого преступления. Мне было известно о том, что Дахунаев С.Б. является членом организованной чеченской преступной группировки и имеет широкие коррупционные связи в правоохранительных органах. Кроме того, в декабре 2017 года мне попытались подбросить в мою автомашину боеприпасы. После этих событий я обратился с заявлением к следователю и в отношении меня были применены меры государственной защиты.

Я занимаюсь ремонтом автомобилей в своем гараже №569 в ГСК «Электрон», по адресу: г. Тольятти, ул. Ботаническая, 50, работаю на себя. 13 августа 2018 года я также находился в этом гараже, со мной были трое сотрудников полиции, которые меня охраняли. Примерно в 11 часов утра, когда я ремонтировал автомобиль, я увидел как к моему гаражу на большой скорости подъехали несколько машин. Одна из них была Приора серебристого цвета, она даже задела ворота соседнего гаража. Из машин выбежали несколько мужчин в военной форме и с оружием, направленным на меня, они кричали «ФСБ». Двое из них подбежали ко мне и приставив к голове пистолет, заломили руки за спину и одели наручники. Я успел заметить, что сотрудников полиции, которые меня охраняли, положили на землю, несмотря на то, что те говорили что они из полиции и осуществляют мою охрану, что я нахожусь под государственной защитой. Меня посадили в Приору серебристого цвета и надели на лицо шапку. Когда я потребовал объяснить что происходит, сотрудник ФСБ, который сидел рядом, сильно ударил меня в бок. Потом он схватил меня за наручники, которые на меня одели и потащил таким образом к другой машине. В это время я увидел как один из сотрудников, которые меня охраняли, пытается объяснить сотруднику ФСБ в штатском, что я нахожусь под государственной защитой и если я нужен, то они сами меня доставят куда нужно. Но сотрудник ФСБ его не слушал и меня силой затолкнули в машину Мицубиси Лансер серебристого цвета. Позже я узнал, что этот сотрудник ФСБ в штатском — Горбунов Михаил Валерьевич, как он позже мне сам и представился. Когда меня тащили в машину, сотрудник ФСБ в форме ударил меня в ухо каким то железным предметом, наверно ркояткой пистолета, от чего у меня потекла кровь, заливая лицо. Мы выехали из гаража, меня снова вытащили из машины и затащили в машину Газель белого цвета, где были еще сотрудники ФСБ. Меня посадили на пол и один из них пнул меня ногой в плечо, от чего я упал. Затем в в Газель сел человек, я узнал его по голосу — это был Горбунов Михаил. Он окликнул меня по имени и спросил понял ли я за что меня задержали, я ответил, что мне это не понятно. Тогда Михаил спросил меня писал ли я заявление на Дахунаева и я ответил что писал. Тогда Михаил сказал что теперь разберемся. Когда мы ехали, я стал задыхаться, просил снять с лица шапку и снять наручники, так-как мне было очень больно и я перестал чувствовать свои руки. Мне освободили нос, но наручники сняли не сразу, при этом, кто-то надавил мне коленом на плечо и сказал: «Лежи, сука, не сдохнешь». Когда мы остановились, то мне снова выкрутили руки и потащили в здание. Когда меня вели по лестнице, один из сотрудников ФСБ в форме ударил меня головой об косяк металлической двери, от чего я чуть не потерял сознание. Я почувствовал, что меня подняли на второй этаж, а потом завели в кабинет слева от лестницы по правой стене, кажется вторая дверь от лестницы. Кабинет был очень большим, там было несколько окон, стояли флаги у стены, столы желтоватого цвета. Меня посадили на стул, а Горбунов Михаил сел напротив меня и представился. Михаил стал обвинять меня в том, что я якобы занимаюсь организацией проституции, хотя я к этому не причастен. Когда я сказал ему об этом, Горбунов и еще один сотрудник ФСБ в штатском, который зашел в кабинет, отпустили сотрудников Спецназа. После того, как они вышли, Горбунов сказал, что он готов закрыть глаза, что я якобы занимаюсь организацией проституции, но я должен признаться в том, что оговорил Дахунаева, а также дать показания на сотрудников полиции, оперативников Перцева Александра и Артема, которые вели дело по Дахунаеву, якобы они это дело сфабриковали. Тогда я рассказал Горбунову все то, что уже рассказывал следователю в своих свидетельских показаниях. Горбунов стал меня обвинять во лжи, стал спрашивать что мне пообещали сотрудники полиции за то, что я напишу заявление. Я стал объяснять Горбунову, что ничего кроме гарантий моей безопасности они мне не обещали. Тогда Горбунов стал включать мне записи моих разговоров с Мамедовым Асифом и Ивониным Дмитрием, которые, на сколько я знаю, поменяли свои показания под давлением Дахунаева. Я также объяснил Горбунову о чем мы разговаривали с ними. Но Горбунов мне не верил, говорил что меня «закроют по 91-й», говорил что Перцева Александра и Артема уже задержали и везут в ФСБ. После этого у Горбунова и другого сотрудника ФСБ стали звонить их сотовые телефоны, они стали очень волноваться, видимо им звонило руководство и они вышли из кабинета. Оставшись один, я заметил, что на столе лежит включенный диктофон. Когда Горбунов вернулся, его поведение резко изменилось, он стал дружелюбным, но продолжал склонять меня к тому, чтобы я себя оговорил, сказал что я дал ложные показания на Дахунаева, при этом говорил что я им не нужен, требовал дать показания на Перцева и Артема, что они сфабриковали уголовное дело против Дахунаева. Также я спрашивал Горбунова кто ответит за то, что меня избили, на что Горбунов сказал что меня никто не бил. Затем Горбунов отвел меня в туалет и заставил меня умыть лицо, которое было в крови, хотя я этого делать не хотел. Также хочу добавить, что во время задержания в гараже спецназовец ФСБ отобрал у меня сотовый телефон, а потом уже в кабинете ФСБ я услышал как звонки моего телефона раздаются из сумки Горбунова.

После ФСБ меня отвезли следственный комитет. Следователь Кира Владимировна, которая должна была меня допрашивать, когда увидела в каком состоянии я нахожусь спросила кто со мной это сделал. А когда я сказал, что меня избили сотрудники ФСБ, она предложила мне написать заявление по этому факту, что я и сделал. Она сообщила мне, что

я буду опрошен по материалу проверки. В своих показаниях я сообщил Кире Владимировне все то, что уже говорил следователю в своих показаниях. Также она выписала мне направление на судебно-медицинское обследование, которое я прошел 14 марта 2018 года. При этом у меня обнаружили ушибленную рану головы и вывих плеча.

Я до сих пор не могу прийти в себя и поверить, что меня, потерпевшего (!!!) по уголовному делу и охраняемого государством, задерживают спецназовцы с оружием в руках, натренированные для поимки террористов, избивают, как скотину привозят в ФСБ, где офицер этого уважаемого мною ранее ведомства заставляет меня отказаться от показаний против члена организованной преступной группировки, который вымогал с меня деньги и оговорить сотрудников полиции. Если бы это не произошло со мной лично, я бы подумал что такого просто не может быть!

Настоятельно прошу Вас привлечь к уголовной ответственности сотрудников УФСБ России по Самарской области (службы в г. Тольятти) Горбунова Михаила и его пособников, совершивших в отношении меня эти преступления».

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии