Перейти к основному содержанию

Казахстанская власть в плену мифологических конструкций

11.06.2024
Опубликовано в Обзоры

Отсутствие реальных достижений в социально-экономической плоскости власть пытается замаскировать потоком новых информационно-пропагандистских мифологем. На прошлой неделе в игру вступил признанный идеологический «тяжеловес» – госсоветник Ерлан Карин. В статье, претендующей на программный характер, он попытался прочертить для общества набор «красных линий», которые власть рекомендует политически активной части населения не пересекать.

Работа власти в идеологической сфере еще со времен «старого Казахстана» сводится к удобной и убогой формуле: «не раскачивайте лодку, а то чиновников уже тошнит от морской болезни». Встречное предложение бюрократам, с горем пополам курирующим идеологический блок: а вы перестаньте генерировать абсолютно абстрактные мифологемы, которые не имеют отношения к реальности, и займитесь наконец-то настоящей работой.

Общий обзор идеологических конструктов, предложенных за последние 27 лет (с момента опубликования «Стратегии 2030»), позволяет выделить крупные блоки взаимосвязанных идей и ценностей, которые можно обозначить как:

• Традиционалистские/патриархальные ценности;

• Модернизационные ценности западного образца.

Они всегда «всплывали» во всех пропагандистских текстах и встречаются до сих пор. Власть и тогда, и сейчас не видит принципиальной несовместимости этих блоков и все время пытается «скрестить ежа и ужа». А рядовые граждане декларируют лишь поверхностное ознакомление с их содержанием, не всегда способны его детализировать. Более того, целый ряд доминирующих идеологических конструктов является сложносоставным – состоящим из блоков ценностных установок и ориентиров, что в еще большей степени усложняет их восприятие неподготовленным массовым сознанием.



Информационно-пропагандистская работа власти еще в 1990-е годы столкнулась с рядом препятствий, которые Акорда совершенно не учитывала:

• слабая восприимчивость общественного сознания к появлению новых мифологем, обусловленная относительно недавним, по историческим меркам, крушением советской идеологии;

• отсутствие у элиты эффективных инструментов продвижения новых идеологических конструктов;

• общественный скептицизм, стремление граждан к большей прагматичности в области социальных отношений и социальных ценностей;

• сползание к традиционализму/архаике в социальных практиках;

• неразвитость институтов гражданского общества, общий низкий уровень гражданской активности.

Позднее эти препятствия слились в две системные проблемы, напрочь блокирующие идеологическую работу государственных структур:

1.Появление множества идеологических конструктов (идеологем/мифологем) создает трудности при их транслировании в массы. Сегодня имеется множество ориентиров развития, которые власть не научилась связывать в единое целое при проведении идеологической и пропагандистской работы.

2.Темпы политического и экономического развития страны (и мира) существенно возросли, в результате чего развитие идеологической сферы оказалось в режиме постоянного, хронического запаздывания.

Отсюда и проистекает недавно озвученный госсоветником фактически прямой запрет Акорды на общественное обсуждение целого ряда острых тем – например, внешней политики государства, политики в религиозной и межэтнической сферах.

Ведь что послужило причиной появления подобных «красных линий»? Нам эзоповым языком сказано следующее: «Мы (власть) не успеваем реагировать на быстро меняющуюся внешнюю и внутреннюю ситуацию, а потому просим других участников политического процесса не интерпретировать эти изменения до озвучивания нашей официальной версии/позиции». Но ведь это напоминает поведение трехлетнего ребенка, который, играя в прятки, просто закрыл ладонями глаза и искренне думает, что он уже спрятался.



От того, что информационные площадки будут «зачищены» от несанкционированной интерпретации общественных проблем, сами эти проблемы никуда не «улетучатся».

Поэтому сама схема пропагандистской работы власти должна быть в корне пересмотрена. А нынешний упор в информационно-идеологической работе на постоянное генерирование все новых и новых мифологем должен быть ликвидирован. Более того, настоятельно необходимо провести ревизию всего того, что уже было продекларировано и не реализовано (а «нагородили» всяких конструкций более чем изрядно). В противном случае Акорда продолжит дискредитировать сама себя заведомо нереализуемыми прожектами.

Тот же «Справедливый Казахстан» так и остался очередной мифологемой в головах чиновников. И, скорее всего, тоже благополучно умрет в потоке официоза. В новейшей политической истории страны было уже много подобных пустых концептов: «Стратегия 2030», «Общество всеобщего труда», «Стратегия 2050», «Мангилик Ел», «Вторая Республика» и не пойми что еще. Как будто их авторам прострелили голову, и оттуда потекла вся эта жижа. Все эти мифологические конструкции объединяет одна общая черта – краткий период существования. К формированию реального общественного сознания они не имеют никакого отношения.

Можно согласиться с тем, что политическая система при определенных условиях способна воздействовать на общественное сознание, на глубинные массовые настроения. Однако механизм этого воздействия не административно-бюрократический, а социально-поведенческий.
Политическая элита задает стандарты поведения, которые копируются нижестоящими социальными стратами. Если она демонстрирует поведение, отличающееся от собственных декларируемых идеологем, то общество будет копировать именно поведение, а не следовать декларациям. Например, если политическая элита декларирует борьбу с коррупцией, но при этом поведенчески воспроизводит коррупционные действия, то общество тоже будет ориентироваться именно на коррупционное поведение.

А потому если Акорда действительно желает модернизировать общественное сознание, то должна начать с изменения собственного политического поведения. Должна уходить от архаики доиндустриальных политических систем (активно реанимируемых в настоящее время), на деле бороться с коррупцией и клановостью бюрократии, сращиванием бюрократии и бизнеса и тому подобными вещами. Только закладывая новые модели поведения элиты, власть может рассчитывать на постепенную трансформацию общественного сознания.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии