Перейти к основному содержанию

Как сомнительная схема по социальному строительству погорела на близких связях Михаила Москвина и Даниила Федичева

18.03.2023
Опубликовано в Обзоры


Арест бывшего вице-губернатора 47-го региона Михаила Москвина навел монокль следствия на «Дирекцию комплексного развития территорий Ленобласти». Данная структура уже много лет вызывала вопросы, однако только сейчас на свет вылезают всякие делишки, крепко завязанные на кумовстве, мужской дружбе и «оптимизации». Отметим, что «ковровые аресты» высоких чиновников Ленобласти идут уже полгода.

Бывший вице-губернатор Ленинградской области Михаил Москвин был арестован Октябрьским судом Санкт-Петербурга, также как и бывший директор автономной некоммерческой организации «Дирекция комплексного развития территорий Ленинградской области» (ДКРТ) Даниил Федичев, который к тому же является депутатом-единороссом областного парламента. Первым был задержан сотрудниками Следкома. Другой и дал признательные показания, в том числе рассказал, что передавал вице-губернатору взятки. Наличными, в конвертах. Следствию быстро стало известно, что отец 34-летнего Федичева и Москвин – давние многолетние друзья, уже около тридцати лет. И что именно Москвин активно способствовал назначению Федичева-младшего на престижную и многообещающую должность руководителя ДКРТ.

На самом деле деятельность данной организации у многих вызывала закономерный прищур. Слишком бурная, но малопрозрачная работа велась сотрудниками ДКРТ. А сама дирекция была создана в 2017 году, однако у следственных органов до поры до времени не было, можно сказать, главного – потерпевшего. И вот он появился. Формальным инициатором возбуждения уголовного дела стал нынешний директор ДКРТ Денис Локоть, который написал заявление в Следком Ленобласти, где просил привлечь Федичева к ответственности за урон, нанесенный в бытность директором. Не будем гадать, насколько этот шаг был сделан г-ном Локотем из чувства гражданской ответственности. Есть только сведения, что сотрудники СК и оперативники УФСБ по СПб и ЛО из Службы экономической безопасности искали потерпевших и среди застройщиков, которые взаимодействовали с ДКРТ. Через одну фирму.

Эта фирма называется ООО «Региональное агентство промышленного и гражданского строительство — РАПГС», и именно она стала генподрядчиком ДКРТ с правом подписи и транзакций. И вскоре была продана, как пишут СМИ, структурам, близким к Федичеву-старшему, Вадиму. И по заниженной цене. Следком информирует: «Даниила Федичева подозревают в злоупотреблении полномочиями, повлекшими тяжкие последствия (часть 2 статьи 201 УК РФ)».

По версии следствия, г-н Федичев «использовал свои полномочия вопреки интересам некоммерческой организации, в которой он обладал управленческими функциями, а также в дочернем по отношению к ней юридическом лице организовал передачу управления дочернего акционерного общества, своему близкому родственнику». Речь о компании РАГПС. «Подозреваемый скрыл от наблюдательного совета Дирекции сведения о заключённых и планируемых к заключению договорах между ней и РАГПС на сумму 446 млн рублей. Но в связи с тем, что оценщики при продаже фирмы не могли полноценно оценить стоимость реализуемых долей, сумма продажи в договоре составила всего 250 тысяч рублей. В дальнейшем при помощи подконтрольных ему номинальных руководителей, Даниил Федичев получил право единоличного управления юридическим лицом, то есть, РАГПС. Тем, что он скрыл от наблюдательного совета контрактные обязательства, Федичев причинил существенные убытки в виде неполучения нераспределенной прибыли дочернего юридического лица на сумму не менее 22 млн рублей в качестве прибыли по заключённым и выполняемым контрактам. Их же, в свою очередь, нужно было бы тратить на уставные цели ДКРТ — строительство школ, больниц и иных объектов социальной инфраструктуры Ленинградской области», — сообщает областной СК.

Чуть позже новым гендиректором РАГПС стал некий Сергей Беляков, который и передавал деньги Федичеву-младшему, добытые при «оптимизации» строительства социальных объектов, обычно в салоне автомобиля. Дальше деньги уже шли Москвину, точнее, часть денег. Даниил Вадимович в явке с повинной пояснил, «что получил от Москвина указание так организовать работу с подрядчиками, чтобы оставалась возможность вывода денег и обналичивание. Белякову следовало передавать деньги при накоплении плюс-минус 500 тысяч рублей».

Схема, не такая уж и сложная, успешно работала с весны 2019 по осень 2021 года. Г-н Беляков эти данные следствия уже подтвердил за подписью. Источник корреспондента «Нашей версии» в правительстве Ленобласти говорит: «Когда создавалась ДКРТ, у знающих и опытных людей не было сомнений, что учреждается прокладка между застройщиками, которые строят в регионе социальные объекты, и отдельными коррумпированными чиновниками. Насколько мне известно, уже в первые месяцы работы дирекции в правоохранительные органы поступали сигналы от неравнодушных людей в этой области. Но у следствия, как тогда, в 2018 году казалось, не было особой мотивации для расследований. Может, это не так, а доказательства собирались скрупулезно, не спеша. Но тогда казалось, что кумовство и крепкая мужская дружба в Ленобласти достигли апогея. Ведь помимо ДКРТ и РАГПС была ещё одна сомнительная структура – «Леноблэкспертиза» под патронажем строительного комитета правительства Ленинградской области».

Эту структуру мы вскоре осветим.

Вообще экономисты и знатоки 47-го региона говорят, что изначально, на бумаге, идея создания ДКРТ была позитивная: «Дирекция создавалась как организация, внешне напоминающая фонд, в который застройщики должны были сдавать деньги в случае, если не смогут самостоятельно договориться между собой о возведении социальной и инженерной инфраструктуры. Также структура должна была решать и другие проблемы, возникающие на пути реализации комплексных проектов освоения территории, в том числе и с дольщиками. Это являлось некоторой страховкой, однако превратилась благая идея в коррупционную схему, и следствие ещё не выявило всех участников преступной цепочки. Лучшее – враг хорошего, так получилось в Ленобласти».

Также отметим, что профильные чекисты особо не скрывают, что ДКРТ и «Леноблэкспертиза» появились в зоне их внимания почти сразу, а в основу бдительности легли как раз давние знакомства нынешних фигурантов уголовных дел. Та самая мужская дружба. Справки о ней наводятся быстро. Если брать правоохранителей, то забавно, что ДКРТ и РАГПС занимались в числе прочего строительством полицейского отдела в Кудрово. А что? Вполне себе социальный объект.

Но по данной цепочке ещё не все. Так, согласно данным информационной системы «СПАРК», в 2020 году акции РАГПС, а именно 95%, перешли АО «УК Наше дело», единственным владельцем и директором которой является некий Алексей Гришин. Номинальная стоимость организации к тому моменту была обозначена в 9,5 тысячи рублей. Спустя несколько месяцев 10% от доли «Наше дело» отошли новому директору, уже известному нам Сергею Белякову. Оставшиеся 5%, что до 2021 года были у ДКРТ, перешли компании «Норд вест групп», но ей владеет и руководит опять-таки Алексей Гришин. То есть появилась некая странная «дочка», зато со знакомыми «отцами».

Что это означает? Как говорят эксперты и люди в теме, таким образом ДКРТ и РАГПС «размывались», дабы снизить аудиторский и другой контроль со стороны государства. Однако данные организации ведь наблюдались «Леноблэкспертизой» при комитете по строительству! Вот только её руководитель Евгений Бредихин совсем недавно провел почти полгода в следственном изоляторе. Сейчас, в марте, вышел под домашний арест, а вменяется ему крупная растрата и три эпизода посредничества при передаче взятки. Но главное в другом – всем в регионе известно тесное, почти дружеское общение г-д Бредихина и опять-таки Москвина, бывшего вице-губернатора. Именно кумовство, крепкая мужская дружба и стали той «следополосой», по которой шли оперативники ФСБ и следователи СК. И дошли, видимо.

И, конечно, нельзя не обратить внимания на тенденцию – следственные органы Ленобласти и Петербурга (многие фигуранты имеют петербургскую прописку, либо в уголовных делах у юрлиц имеются петербургские адреса), а также оперативные сотрудники полиции и ФСБ в последнее время задерживают высокопоставленных чиновников Ленобласти нон-стоп. И строительная сфера тут превалирует. С сопутствующей. Так, в начале года был задержан первый заместитель председателя комитета по строительству правительства ЛО Сергей Шалыгин, которого взяли с поличным при получении взятки в 500 тысяч рублей (опять полмиллиона – это норма одного транша взятки в регионе?). Некий предприниматель, передававший деньги, рассчитывал на получение строительных объектов в области. Шалыгин работал на своей должности целых 9 лет, между прочим. А Константин Панкратьев, непосредственный руководитель Шалыгина, глава комстроя Ленобласти, незадолго до этого скоропостижно уволился. Как и Юрий Андреев, глава топливно-энергетического комплекса правительства ЛО. После увольнения он был задержан. Также арестован только в этом году зампред комитета по управлению госимуществом Олег Зинченко (взятка), в суд ушло дело бывшей начальницы отдела выдачи разрешений на строительство Госстройнадзора Раисы Скуридиной, под следствием — главный специалист комитета Госстройнадзора Роман Кирбабин, у которого нашли 14,5 млн рублей, бывший зампред Госстройнадзора Дмитрий Лобановский в декабре 2022 года был осужден на 5 лет за взятку. Как нетрудно заметить, санкции касаются, прежде всего, строительного блока правительства Ленинградской области и связанных с ним людей и структур. И дружбы. Характерно, что губернатор региона Александр Дрозденко уже пообещал своим подчинённым регулярные «познавательные экскурсии» по тюрьмам-СИЗО, для профилактики. Но ведь охота пуще неволи?

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии