Перейти к основному содержанию

Главный архитектор Альметьевска получал взятки всей семьей

20.02.2023
Опубликовано в Обзоры

На суде прозвучали подробности отношений Севастьяновых с фиктивным ИП.
«Она подошла ко мне с просьбой открыть ИП на моё имя. Чтобы фамилии Севастьянова, Севастьянов не фигурировали», — рассказал в суде свидетель по делу главного архитектора Альметьевска Антона Севастьянова. Тесть подсудимого объяснил, что он стал номинальным директором, а бизнесом распоряжалась супруга фигуранта Светлана. Она оказывала архитектурные услуги, которые теперь превратились в эпизоды уголовного дела в отношении её мужа. Самый крупный из них — взятка в 424 тыс. рублей. Её Севастьянов должен был получить от коммерсанта за внесение изменений в правила землепользования для застройки многоэтажными жилыми домами. О том, какие ещё подробности раскрылись в суде, — в репортаже «БИЗНЕС Online».

Дело главного архитектора Альметьевска разрослось до четырёх эпизодов

В Альметьевском городском суде со второй попытки стартовал процесс по уголовному делу в отношении бывшего главного архитектора города — 35-летнего Антона Севастьянова. Он был задержан в июне прошлого года по подозрению в получении взятки от коммерсанта. Громкое дело расследовал следственный отдел по городу Альметьевску. Сейчас Севастьянов под домашним арестом.

Гособвинитель зачитал обвинение, в котором раскрылись интересные подробности — количество эпизодов выросло, как и вменяемая сумма взяток — со 130 тыс. до 569 тыс. рублей. Сейчас в деле архитектора три эпизода, связанных с получением взятки, и ещё один — с воспрепятствованием законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ).

Как рассказал прокурор, в мае 2020 года Севастьянов попросил отчима своей жены Сергея Гришина открыть на своё имя ИП. Через него Севастьянов и заключал договоры на оказание «архитектурных услуг» и получал за это деньги, которые сейчас следствие считает взяткой.

Первый и известный с самого задержания Севастьянова эпизод уголовного дела касается получения 130 тыс. рублей за гарант выдачи разрешения на строительство здания от владельцев ООО «Звезда» Алексея Леушина и Талгата Салахова. «БИЗНЕС Online» подробно рассказывал об этой истории в прошлом году.

Салахов уже 10 лет пытается построить торговый центр на улице Геофизической в родном Альметьевске. Но его ООО «Звезда» не продлевают разрешение на строительство с 2013 года. Обвинение считает, что Севастьянов дал бизнесменам понять, что может решить вопрос с выдачей разрешения на строительство за деньги. Между «Звездой» и ИП Гришина был заключен договор, согласно которому ИП должен был изготовить эскизный проект.

«Для придания законности получения денежных средств дал указание своей супруге, не осведомленной о намерениях Севастьянова изготовить эскизный проект объекта, передать его представителю общества „Звезда“, подписав переданный акт выполненных работ», — зачитал гособвинитель.

Как рассказывал «БИЗНЕС Online» сам Салахов, эскиз от жены Севастьянова он действительно получил, но это не совсем то, чего он ожидал. «Там (на эскизном проекте — прим. ред.) нет ни печати, ничего и главного — разрешения на строительство! — говорил потерпевший. — Мы же обращались, думали, что они все взаимосвязаны. Мы заплатили 130 тысяч за эскизный проект, который нам не нужен был. У нас есть свой эскизный проект». Разрешение на строительство Салахов так и не получил. Бизнесмен считает, что его обманули. Но в правоохранительные органы об этом заявлять не стал. Следователи позвонили ему сами весной 2022 года и пригласили в следственный отдел для дачи показаний.

Как Севастьянов, по версии обвинения, получал взятки

Второй коррупционный эпизод — самый малый по сумме, но похожий на первый. По версии обвинения, Севастьянов получил от другого альметьевского предпринимателя 15 тыс. рублей. В октябре 2020 года главный архитектор якобы отказался согласовывать проект входной группы кафе, принадлежащего Амиджону Джумаеву, не объяснив причину. Из-за этого предприниматель не смог открыть заведение в ТЦ.

Далее события развивались практически идентично первому случаю: Севастьянов и Джумаев заключили договор через ИП тестя, согласно которому бизнесмен должен был получить новый эскизный проект, который Севастьянов, разумеется, пообещал согласовать. Своё обещание главный архитектор выполнил, а паспорт средства наружной информации передал через свою супругу.

Джумаев, кстати, проходит единственным потерпевшим в деле, но на суд он не явился, т. к. находится в отъезде. Именно по этому эпизоду Севастьянову вменяют ст. 169 УК РФ.

Согласно последнему эпизоду, который фигурирует в деле, Севастьянов наконец заработал по-крупному. По версии обвинения, он получил 424 тыс. рублей от ООО СК «Первая линия». Учредитель общества, судя по данным «Контур.Фокуса», Игорь Хлобыстов. Выручка на конец 2021 года снизилась на 69%, год закончили с показателем в 32,2 млн рублей.

«Первая линия» обратилась в альметьевский исполком, чтобы внести изменения в правила землепользования на пяти участках общей площадью более 10 тыс. кв. м на улице Полевой. «А именно изменения на зону для застройки многоэтажными жилыми домами выше 9 этажей», — уточнил гособвинитель.

Севастьянов, входивший в комиссию по внесению изменений в правила землепользования, предложил компании решить вопрос за 424 тыс. рублей. И снова по фиктивному договору на оказание архитектурных услуг через ИП Гришина. Денежное вознаграждение фигурант должен был получить двумя частями.

Первые 212 тыс. рублей архитектор получил сразу после заключения договора. Остальные должны были поступить после того, как «Первая линия» получила от Севастьянова эскизный проект комплексной застройки территории. Но вторую часть денег подозреваемый получить не успел — 2 июня 2022 года он был задержан.

Севастьянов комментировать уголовное дело в беседе с «БИЗНЕС Online» отказался. В суде он был спокоен, настроен позитивно, в разговоре с адвокатами смеялся, но на самом процессе был молчалив. Защитник подсудимого Ринат Вильданов рассказал нашему корреспонденту, что его подзащитный категорически не признает свою вину.

Тесть Севастьянова: «Падчерица подошла с просьбой открыть ИП на моё имя»

На допрос был вызван Гришин — владелец ИП, на счета которого, по версии следствия, Севастьянову поступали взятки. В суде он пояснил, что открыть ИП его попросила падчерица — жена главного архитектора Светлана Севастьянова, которая решила открыть собственный бизнес по оказанию архитектурных услуг. Сама она проходит по делу как свидетель.

«У неё образование инженера-архитектора. Она подошла ко мне с просьбой открыть ИП на моё имя», — рассказал Гришин. Он добавил, что полностью доверяет Светлане и потому согласился.

«Каким образом Светлана мотивировала необходимость оформления индивидуального предпринимательства вами, а не ею самой?» — спросил у свидетеля гособвинитель.

«Одна из причин — что она является женой Антона. Чтобы фамилии Севастьянова, Севастьянов [не фигурировали]. Одна из причин была, что я Гришин — ИП Гришин… Ну чтобы не быть как это… — путанно начал отвечать свидетель. — Я точно не могу сказать. На себя не хотела [оформлять], хотела на стороннее лицо открыть».

— Я правильно вас понимаю, она не хотела афишировать свою деятельность?

— Ну да. То, что муж является главным архитектором Альметьевска.

Гришин подтвердил, что он был только номинальным предпринимателем, у него не имелось доступа к расчетным счетам — всем заведовала жена главного архитектора.

После допроса прокурор заявил, что показания Гришина отличаются от тех, что он давал в ходе предварительного следствия, и попросил судью зачитать их. В них Гришин рассказывал, что открыть ИП вместе с падчерицей его попросил сам Севастьянов, а не жена. И якобы мотивировал это тем, что он муниципальный служащий и ему запрещено заниматься предпринимательской деятельностью.

Ещё одно отличие — на суде Гришин сказал, что дело Севастьянова никак не обсуждалось в семье. Но в показаниях говорил обратное. «Примерно месяц назад Антон и Светлана приехали к нам в Нижнекамск и привезли с собой договоры, пояснили, что идёт проверка УБЭП, и попросили меня хотя бы прочитать эти договоры, чтобы я был в курсе. Я эти договоры сам не заключал и, так как у меня не было времени, даже не читал их», — зачитала судья Гульнара Багаутдинова показания, данные Гришиным в ходе предварительного расследования. А сейчас тесть сообщил в суде, что такого разговора между ним и Севастьяновым не было. И как папка с документами попала к нему в дом, он не знает.

В зале суда Гришин отказался от прежних показаний и настаивал, что ИП попросила открыть Светлана. При даче первых показаний на него оказали влияние сотрудники УБЭП, рассказал он. «По прибытии в УБЭП сотрудники сказали, что Свету сюда приплетать не за что, потому что её там тоже могут закрыть. Это, наверное, также сыграло какую-то роль в даче таких показаний», — пояснил свидетель.

«Мы же не можем на пятачке дать разрешение на стройку, чтобы они денег заработали и ушли»

В качестве свидетеля суд опросил и заместителя руководителя исполкома района по строительству Дениса Косарева. Он пояснил, что у главного архитектора нет полномочий выдавать разрешение на строительство, он только согласовывает эскизный проект, без которого, к слову, разрешение не получить. Чиновник также пояснил, что владелец ООО «Звезда» Леушин планировал не продлевать разрешение на строительства объекта, а получить новое, т. к. решил изменить параметры здания.

«Мы все знаем, что этот объект строился в 2018 году и он разрушился. Когда я пришел на работу, ко мне приходил Леушин Алексей с разговорами „хотим возобновить строительство“. И хотели внести изменения в объект, уже не такой, какой они строили, а с измененными параметрами. Я ему сказал: „Вопросов нет, делайте эскизный проект и приносите нам, посмотрим вместе с главным архитектором“», — рассказал свидетель.

Никаких заявлений от владельцев «Звезды» в исполкоме не получали, сообщил он.

«Я сказал, что первым у нас все эскизники рассматривает главный архитектор. В случае если у него возникают вопросы, он вносит изменения, они переделывают. Главный архитектор подписывает», — рассказал Косарев.

«То есть обращение к Севастьянову [в разговоре с Леушиным] было именно для согласования эскизного проекта?» — спросил у свидетеля защитник Севастьянова Вильданов. Замруководителя исполкома ответил, что так все и было.

«Скажите, пожалуйста, после ваших разъяснений Леушину мог ли он обратиться к Севастьянову за выдачей разрешения или он всё-таки понимал процедуру, как она должна быть?» — уточнил Вильданов.

«Да я даже не могу предположить, что он мог подумать», — ответил Косарев и добавил, что объяснил, как смог, и Леушин его, кажется, тогда понял.

По последнему эпизоду, где Севастьянов якобы обещал изменить назначение участка для компании «Первая линия», Косарев сообщил, что арендодатель хотел построить на участке на улице Полевой три 14-этажных дома. Но участок был промышленного назначения, а строители не предоставили проект комплексного развития территории.

«Я лично ему (представителю компании — прим. ред.) задал вопрос: где подъезды, где стоянки, вообще рассчитали, где школы, детский сад? Мы же не можем на пятачке дать разрешение на стройку, чтобы они денег заработали и ушли», — отметил Косарев.

Несмотря на то что Севастьянов тоже был на встрече с представителями компании, он самостоятельно не принимал решения об изменении назначения участка.

Последним был допрошен начальник отдела МБУ «Департамент экологии и благоустройства» Илус Вильданов. По второму эпизоду суд поинтересовался: как Джумаев получил паспорт на средства наружной информации? И тут выяснилось, что к делу приложен паспорт другого Джумаева, не Амиджона Махманазаровича, который, по версии следствия, дал взятку Севастьянову, а Абдуллы Махманазаровича. Вероятно, брата. Кроме того, не совпадала дата получения документа — в нём было указано 8 июня 2021 года. А в сговор предприниматель и главный архитектор, по версии обвинения, вступили в период с 19 мая по 28 октября 2020 года.

На этой неоднозначной ноте закончилось первое заседание по делу. Следующее назначено на 28 февраля.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии