Перейти к основному содержанию

Объём взяток госзакупок в России оценили более триллиона рублей

16.02.2023
Опубликовано в Обзоры

37% опрошенных назвали главным фактором для получения госзаказа сговор, а не уникальность или инновационность товаров, работ или услуг. Две из трёх компаний заявили о неформальных выплатах представителям заказчика, 28% затруднялись с ответом или отказывались отвечать. Размеры взятки назывались от 3 до 65% от стоимости госконтракта. Чаще других назывались варианты 3, 5, 10, 15 и 20%. Только 14% назвали нулевую сумму взятки.

Ранее Аналитический центр при правительстве России выявил масштабный сговор между госзаказчиками и крупными поставщиками. По версии аналитиков, ведомства по договорённости с подрядчиками расторгают контракты, заключённые через систему госзакупок. Это делается, чтобы раздуть бюджет и направить неистраченные деньги на другие закупки.

Институт государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ исследовал уровень коррупции при государственных закупках. Эксперты подсчитали, что более двух третей (71%) поставщиков сталкивались с коррупцией при прохождении конкурсных процедур. По их расчётам, взятка обходится компании, претендующей на госконтракт, в 22,5% его суммы. Объём коррупционного рынка при госзакупках составляет 6,6 трлн рублей, или треть годового бюджета страны, сообщил РБК.

Счётная палата регулярно анализирует эту сферу: недавно аудиторы оценили долю неконкурентных закупок (которые проводятся у единственного поставщика) почти в 75%. Опрошенные Счётной палатой участники рынка назвали неформальные связи между заказчиком и поставщиком главной проблемой сферы.

Размер коррупционных выплат рассчитали на основе ответов представителей разных отраслей, регионов и статистики по объёмам закупок. По словам замдиректора Института государственного и муниципального управления ВШЭ Константина Головщинского, респонденты вспомнили около 2300 примеров из практики и назвали средний размер отката (включая нулевые). Эксперты получили средний процент неформальных выплат — 22,5% от суммы контракта.

Суммарный объем коррупционных выплат при госзакупках достиг почти 6,6 трлн руб. Для сравнения, это равно трети доходной части всего российского бюджета. Коррупция и госконтракты настолько тесно переплетены, что с ней сталкивается абсолютное большинство компаний, пожелавших принять участие в гостендерах.

«Росгвардия раньше была внутренними войсками, тогда они входили во внутреннюю систему тыла МВД, поэтому Росгвардии деньги давало МВД. И мы видим, что Росгвардия попадает в этот список, а МВД не попадает. Но, зачастую, задачи они выполняют одни и те же. Продукты, которые поставляют в Росгвардию и МВД, одни и те же. Тушенка одна и та же. Возникает вопрос — почему Росгвардия в этот список попала, а МВД не попало?» — указал Доброштан.

Когда информация о закупке переходит в закрытый режим, то она осуществляется на портале для гособоронзаказа АСТ ГОЗ, уточнил Доброштан. «Эта площадка не секретная, но допуск к ней есть не для всех», — отметил он. Желающие принять участие в закупках на АСТ ГОЗ аккредитуются на сайте, а также подписывают соглашение о неразглашении. Торги при этом проводятся по закрытым каналам связи. Доступ к результатам аукциона и заключенным контрактам будет только у заказчика и победителя торгов.

Росгвардия предлагала засекретить свои закупки еще в 2022 году в целях «унификации подхода» — такое намерение объяснялось тем, что ведомство является «государственной военной организацией, предназначенной для обеспечения государственной и общественной безопасности, защиты прав и свобод человека и гражданина». В то же время ФСО в качестве аргумента для засекречивания своих тендеров приводила «увеличение количества угроз, в том числе террористического характера, в отношении объектов государственной охраны».

Правительство России закрыло информацию о госзакупках Росгвардии и Федеральной службы охраны (ФСО). Это следует из распоряжения кабмина от 30 октября. Главный редактор издания «Гражданский контроль государственных закупок» Дмитрий Доброштан объяснил, что означает такое решение правительства и какие последствия оно за собой влечет.

«Когда всё открыто и прозрачно, тогда взять с них ничего нельзя, сразу всё видно. Но, как правило, как только появляются закрытые режимы, то, по нашему мнению, появляется какая-то коррупционная составляющая, потому что контроля со стороны гражданского общества не будет», — сказал Доброштан.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии