Перейти к основному содержанию

Несмотря на постоянные скандалы, «Донстрой» продолжает качать деньги из государственных банков и корпораций

18.07.2022
Опубликовано в Обзоры

Имена главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина, главы «Роснефти» Игоря Сечина, олигархов братьев Ротенбергов, президента банка ВТБ Андрея Костина, председателя правления «Сбербанка» Германа Грефа и председателя наблюдательного совета этого же банка Игоря Силуанова известны всем.

И все понимают, что это – высшая когорта руководителей Российской Федерации, причастная к управлению страной и принятию ключевых решений. Элита, так сказать.

Но есть еще один общий знаменатель, который связывает всех этих людей. И называется он просто и скромно – «Донстрой». «Донстрой» - это девелоперская и строительная компания, ведущая свою деятельность главным образом в Москве. И все эти люди так или иначе причастны к этой компании-застройщику столицы. Кто-то – прямо, как Костин или Греф, кто-то – опосредовано, как Рогозин или Сечин. Но в тот или иной момент все эти имена (как и многие другие) всплывали в связи с историей «Донстроя».

Чтобы понять, о чем пойдет речь дальше, нужно дать краткую историческую справку относительно компании «Донстрой». Это, как уже говорилось выше, застройщик столицы. Основан он был еще в 1994 году партнёрами Максимом Блажко и Дмитрием Зеленовым, коим и принадлежал минимум до 2009-2010 года, когда в результате реструктуризации долгов в компании сменилось управление.

И поменялись владельцы, вот только официальных данных о том, кто же стал конечным бенефициаром компании (или, точнее, ходинга «Донстрой» - структура по ходу деятельности обросла кучей дочерних и аффилированных компаний), неизвестно. Называются некие пять юридических лиц, однако их основатели и владельцы надежно спрятаны, а в самом «Донстрое» эту информацию тщательно скрывают. Скрываются даже названия этих юридических лиц, что, скажем мягко, несколько странно.

Итак, в 2009 году «Дон-Строй» (тогда компания называлась именно так, с дефисом посредине) накопил массу долгов. В основном – перед государственными ВТБ и «Сбербанком». Первому – «Дон-Строй» был должен около 500 миллионов долларов. Второму – 20 миллиардов рублей (по тогдашнему курсу доллара, учтите). В связи с реструктуризацией этих долгов из «Дон-Строя» было выведено несколько компаний. В частности, долг перед ВТБ был погашен путем продажи банку дочерней структуры «Дон-Строя» - ЗАО «Дон-строй Инвест» - за 500 рублей. Именно пятьсот рублей, подаем сумму прописью.

Долг перед «Сбербанком» был погашен путем передачи еще одной «дочки» «Дон-Строя» -  ООО «ДС девелопмент», вместе с построенным «Дон-Строем» московским бизнес-центром Nordstar Tower площадью 147 тысяч квадратных метров тоже за «символические несколько сот рублей».

С долгами после этого вроде как разобрались, а сам «Дон-Строй» стал выступать под названием «Донстрой», без дефиса в названии. И управление (как и собственники) в нем сменилось – с 2010 года генеральным директором компании выступает Алена Дерябина. До этого она трудилась на посту одного из топ-менеджеров в банке ВТБ и входила в так называемый «ближний круг» его главы Андрея Костина. Дерябина работала в ВТБ на постах советника вице-президента, начальника управления нефинансовых активов и вице-президента. Так что догадаться, кто является одним из нынешних бенефициаров холдинга «Донстрой», нетрудно, пусть этому и нет документальных подтверждений.

Кто из топ-менеджеров «Сбербанка» перешел на работу в «Донсторой», достоверно неизвестно. Но как-то не очень верится, что глава «Сбербанка» Греф и его ближайший помощник Силуанов были альтруистами, списавшими «Дон-Строю» 20 миллиардов рублей из чистой филантропии. Так что тут тоже можно строить весьма веские предположения.

Кстати, напомним, что 92% банка ВТБ принадлежит государству, а владельцем 50 % + 1 акция «Сбербанка» является Фонд национального благосостояния России. Так что тут тоже возникают интересные вопросы. Но не будем строить догадок – оставим это тем, кто имеет более точную информацию.

Позволим лишь напомнить некоторые финансовые итоги холдинга «Донстрой». По итогам 2020 года прибыль АО «СК «Донстрой» составила 117 000 рублей при выручке в 15,2 миллиарда рублей. Еще одна компания холдинга – АО «Дон-Строй Инвест» в 2020 году показала выручку в 22,3 миллиарда рублей. Но при этом убытки составили 6,2 миллиарда рублей.

Напомним, всем этим управляет бывшая сотрудница ВТБ Алена Дерябина. Что тоже наводит на мысли. Особенно с учетом того, что у этих структур открыта постоянная кредитная линия в банке ВТБ. Это при том, что сумма исков против структур «Донсторя» составляет минимум 160 миллионов рублей. И это только те, что находятся уже в стадии исполнения. А сколько еще в судах – неизвестно.

Вот такая история с банками, Костиным, Силуановым и Грефом.

Теперь коснемся братьев Ротенбергов. В момент пертурбаций в структуре владения «Дон-Строя» и передачи его активов «Сбербанку» и ВТБ всплыло имя некоего Романа Громоздова. Который по состоянию на данный момент имеет немалое влияние на решения, принимаемые генеральным директором «Донстроя» Аленой Дерябиной. Громоздов – довольно крупный бизнесмен. Но главное в этой истории то, что он входит в окружение Ротенбергов. И, по сути, является, если можно так сказать в данном случае, «смотрящим» за их долей в «Донстрое». При этом Ротенберги содействуют «Донстрою» в получении заказов от ВЭБ, «Роснефти» и «Роскосмоса».

Что касается Игоря Сечина, то «Роснефть» связана с «Донстроем» через компанию «КЛ Девелопмент», учредителем которой до недавнего времени значилось АО «СК «Донстрой». На сегодняшний день ее официальным владельцем выступает ООО «Специальный застройщик «Отделфинстрой и Партнеры», принадлежащее двум юридическим лицам – ООО «СЗ «Отделфинстрой»и АО «СЗ «Группа КСК». В свою очередь держателем реестра акционеров АО «СЗ «Группа КСК» выступает компания «Реестр-РН», входящая в структуру «Роснефти».

Если с главой «Роснефти» Игорем Сечиным все запутано с помощью компаний, владеющих друг другом, то с главой «Роскосмоса» Дмитрием Рогозиным все и проще, и яснее, и откровеннее. Яркое свидетельство его причастности к деятельности «Донстроя» - история с земельным участком, расположенным в центре Москвы, по ул. Сергея Макеева, 7, по месту бывшей регистрации Федерального государственного унитарного предприятия «Конструкторское бюро «Мотор». На сегодня это уже ликвидированная структура, которая ранее входила в структуру «Роскосмоса» и контролировалась Центром эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры (ЦЭНКИ).

Но в один прекрасный момент вдруг оказалось, что по улице Сергея Макеева, 7 зарегистрировано ООО «Специализированный застройщик «Макеева», учредителем которого выступала компания «Дон-строй Инвест». А ФГУП «Мотор» было ликвидировано.

Тут стоит упомянуть, что «Мотору» принадлежал земельный участок площадью в 4,8 гектара, расположенный в отнюдь не самом плохом месте Москвы. Скандал, вызванный просочившимися в СМИ деталями этой простой и гениальной схемы, нарушил планы Костина и Рогозина по возведению на этом месте нескольких новых высоток, но что-то подсказывает, что не отменил их совсем. Ко всему же известно, что «Донстрой» за некоторое время перед началом реализации схемы заказывал оценку площадки будущего строительства. Так что с Рогозиным, как и говорилось, все гораздо вульгарнее и примитивнее.

Возвращаясь к началу материала – это только часть из того, что связывает господ Ротенбергов, Сечина, Рогозина, Костина, Силуанова, Грефа с холдингом «Донстрой».

Теперь стоит упомянуть о самих стройках холдинга. Потому что, хотя в «Донстрое» и уверяют, что строят «элитное и качественное» жилье, реальность несколько расходится с заявлениями девелопера.

По заявлениям самого «Донстроя», компания «входит в пятерку крупнейших застройщиков Москвы и специализируется на строительстве жилых комплексов бизнес-класса. Является лидером в строительстве высотных жилых зданий. За время своей деятельности компания построила более 40 жилых комплексов площадью более 4 миллионов квадратных метров».

Среди наиболее известных объектов «Донстроя» - «Триумф-Палас», «Алые паруса», квартал «Сердце Столицы», ЖК «Символ», Smolensky De Luxe, Barrin House, «Grand DeLuxe на Плющихе», «Кленовый DOM», «Долина Сетунь», «Соколиный форт». И, опять же по заявлениям руководства «Донстроя» - все это «элитное и качественное жилье», выполненное с соблюдением «всех требований градостроительной документации».

Однако реальность несколько расходится с заверениями пиарщиков компании. Один из самых громких скандалов – «Дом на Мосфильмовской». Которому «Донстрой» в нарушение условий проекта прибавил девять лишних этажей. Их даже начали было сносить согласно предписания Градостроительно-земельной комиссии при Правительстве Москвы в 2010 году, однако потом почему-то комиссия отменила свое решение. Как раз в это время, как вы помните, у «Донстроя» сменились владельцы. Вот такое совпадение.

Однако стоит подчеркнуть еще один очевидный нюанс – деньги деньгами (а девять лишних этажей – это несколько десятков тысяч дополнительных квадратных метров), но это еще и колоссальная дополнительная нагрузка на конструкцию дома. Так что чем там еще все закончится и не рухнет ли в один прекрасный момент высотка под этим весом – вопрос до конца не ясный.

Тем более что, как выяснилось, «Донстрой» склонен к экономии на материалах, из которых строит свои дома. Как и на специалистах, которые эти дома строят. Так, в 2016 году в «элитном» ЖК «Алые паруса» оборвался лифт, в результате чего погибла жительница этого ЖК. Как выяснилось, человек, обслуживающий лифты, не имел ни соответствующей квалификации, ни вообще понятия о том, что делает. Более того – он вообще не был официально оформлен на работу в УК, которая обслуживала «Алые паруса» и принадлежала холдингу «Донстрой». Практика для России, конечно, обычная, да вот только «Алые паруса» - один из самых дорогих и элитных жилых комплексов страны.

К тому же, как писала тогда пресса, монтер оказался обыкновенным «стрелочником», которого быстренько назначили виноватым, чтобы замять дело и никто не заинтересовался не только состоянием лифтов ЖК, но всем остальным в нем – несущей конструкцией, стенами, коммуникациями, электропроводкой. Что весьма похоже на правду. Потому что через три года, в декабре 2019-го, в результате пожара в подсобном помещении в этих же самых «Алых парусах» погибли два человека. Дело, кстати, опять замяли.

При этом учтите – в «Алых парусах» живут отнюдь не работяги с бывшего Рогозинского «Мотора», а люди отнюдь не последние в этой стране. Но скандалы быстро утихли. Значит – гасили их на самом высоком уровне, что опять нас приводит к началу материала и именам, там названным.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии