Перейти к основному содержанию

Инфоцыганам в «Сколково» жить хорошо

21.03.2023
Опубликовано в Чиновники

Начатый в марте поход налоговиков против известных и богатых блогеров приведёт к госфонду «Сколково».
Налоговыми льготами инновационного центра пользуются бизнесмены с большими охватами в соцсетях, такие как Оксана Самойлова, Аяз Шабутдинов, семья Елены Блиновской. В «Сколково» существует даже вторая «Бизнес-молодость». Их «инновации» не похожи на прорывные, но фонд это не беспокоит: для них он стал по факту офшором и сам установил мягкие критерии резидентства. «Сколково» за последние годы оброс консультантами, помогающими быстро решить вопрос с получением льгот, из-за которых выпадающие доходы государства составляют миллиарды рублей.

В недавнем нашумевшем деле блогера Валерии Чекалиной прокуроры заявили о таком налоговом нарушении, как дробление бизнеса: для соблюдения низкой ставки налогов выручку за марафоны похудения распределяли между несколькими ИП родственников для упрощённой системы и 6-процентной ставки налога. Масштабы уклонения от налогов оцениваются в 300 млн рублей. Позже ей с супругом Артёмом Чекалиным предъявили обвинение по уголовному делу об отмывании 130 млн рублей. Суд запретил им в течение двух месяцев пользоваться интернетом и телефоном, а также общаться со свидетелями.

Сразу после того, как внимание надзорных органов привлекли махинации Чекалиной, в ряде источников появились инсайды о грядущей проверке других блогеров, часть из которых являются в том числе резидентами «Сколково». Но разбираться в делах последних налоговикам и силовикам будет немного сложнее.

Как выглядит инновация «Сколково» без макияжа

Первый пример – косметический бизнес бьюти-блогера Оксаны Самойловой. Её бренд Sammy Beauty (ООО «Бьюти Инновации») на сайте «Сколково» позиционирует себя как конкурента бренда Letique Валерии Чекалиной. Однако ООО «Би Фит» Чекалиной заплатило за 2021 год налогов на 500 млн рублей, а в графе «Налоги» у ООО «Бьюти Инновации» по нулям, следует из данных базы «Контур.Фокус» (стандартные ставки по НДС и налогу на прибыль – 20 процентов).

При этом по обороту «Бьюти Инновации» входит в топ-40 самых доходных компаний «Сколково»: выручка с продаж составляет почти миллиард (978 млн рублей), а чистая прибыль – 472 млн рублей. То есть рентабельность бизнеса около 50 процентов.

Самойлову ещё три года назад некоторые более мелкие блогеры обвиняли в завышении цен на косметику Sammy Beauty. Тогда сразу после запуска проекта выяснилось, что и сайт, и реклама, и продуктовая линейка SB скопированы у Kylie Skin американского блогера Кайли Дженнер и что продукцию делают на подмосковном предприятии Mixit, а продают примерно вдвое дороже, чем продукцию Mixit.

ООО «Бьюти Инновации», в котором Самойловой принадлежат 50 процентов, ранее называлось «Миксит Инновации». Владелец других 50 процентов Марина Назарова тесно связана с группой Mixit Олега Пая.

Назарова выступает партнёром в совместных проектах Mixit со звёздами: у неё те же 50 процентов в косметических проектах с Анастасией Решетовой, Егором Кридом, Антоном Дудковым. Эти блогерские стартапы не стали записываться в льготники «Сколково», зато у самой группы Mixit есть ещё две компании – резидента инновационного центра. Одной из них, ООО «Смарт Бьюти», руководит Назарова.

Инновационность проекта Самойловой и Mixit вызывает вопросы.

В карточке резидента «Сколково» у Sammy Beauty указана задача – «разработка и производство антивозрастной косметики, основанной на принципах протеасомальной регуляции клеточного гомеостаза». Но и здесь поначалу допустили промах. В рекламных материалах SB содержался следующий тезис: «В каждое средство бренда Sammy Beauty входит запатентованный комплекс ActiRegX. Его главный компонент – это антистрессовый олигопептид Recelline, который активизирует протеасомы. А те, в свою очередь, запускают мощные процессы по очищению клеток от токсичных белков».

Recelline – разработка крупной чешской фармкомпании Contipro, и суть этой разработки повторяет цель нового резидента «Сколково». После пристального внимания к Sammy Beauty упоминание Recelline пропало с сайта и из маркетинговых каналов, но не отовсюду. До сих пор в Instagram-аккаунте (социальная сеть принадлежит Meta, признанной в РФ экстремистской организацией) Sammy Beauty висит ролик 2020 года, в котором есть та же самая фраза.

В графе «Интеллектуальная собственность» в профиле Sammy Beauty никаких научных или производственных патентов нет – только патент на товарный знак. Зато патенты на изобретения как раз с такими пептидами есть у чешской Contipro (в том числе в РФ, ссылки на Роспатент: [1], [2], [3], [4], [5]). В составе продукции Самойловой указан тот же компонент, что и у Recelline в брошюре Contipro об антивозрастных средствах – пептид под названием Pentapeptide-60 s-Methanocaldococcus Jannaschii Heptapeptide-1 (плюс те же вспомогательные вещества). Впрочем, основное действующее вещество в препаратах Самойловой – гиалуроновая кислота, на производстве которой специализируется Contipro. Компания также поставляет ветеринарные препараты для лошадей на основе «гиалуронки», следует из базы Росаккредитации.

На этом фоне непонятно, зачем «Сколково» выдавал стартапу Самойловой гранты-субсидии на 1,5 млн рублей (по данным базы «СПАРК»).

«Марафон желаний» и «Бизнес-молодость 2.0» – тоже сколковцы

Чтобы стать резидентом, нужно найти своё направление деятельности в списке, который периодически обновляет сам фонд, и отправить проект на рассмотрение.

«Делайте упор на преимуществах разработки перед существующими аналогами, а также на её новизну. Подкрепите описание технической документацией: схемами, чертежами, фото- и видеоматериалами», – сказано на сайте «Сколково».

Экспертизу проводят сотрудники госфонда, который ради улучшения своей статистики по «объектам интеллектуальной собственности» и «выручке резидентов» заинтересован в постоянном росте контингента.

«Сколково» зазывает к себе инновационные косметические проекты с 2018 года.

На мероприятия по этой теме приглашали таких гигантов отрасли, как АО «Свобода», SPLAT, Институт пластический хирургии и косметологии жены министра промышленности и торговли Дениса Мантурова.

Но те, очевидно, отказались. Зато на огонёк спустя некоторое время подтянулись разномастные инфлюенсеры.

«Подари мечту» в «Сколково» с 2021 года; это проект Алексея Блиновского, мужа инфобизнесмена-психолога Елены Блиновской, которая зарабатывает на своём курсе «Марафон желаний». Суть «инновации» Блиновского заключается в выпуске дизайнерских виртуальных банковских карт «Подари мечту» от одного из московских банков средней руки якобы «на базе технологий искусственного интеллекта и машинного обучения».

В магазине приложений Apple значится один и тот же разработчик у сколковского приложения «Подари Мечту: Подарочная карта» и у профильного для Блиновской «Dream On. Научи мечты сбываться!»

Одно лишь это даёт повод предположить, что через сколковское юрлицо идут не только финансовые проводки за карточное «ноу-хау», но и платежи за курсы Блиновской. У Алексея Блиновского есть второе ООО с таким же названием, зарегистрированное в Белгородской области, но отчётность у него практически пустая, а вот выручка сколковского ООО «Подари мечту» в 2022 году выросла до 48 млн рублей. Как минимум налог на прибыль структура не платит.

Надо отметить, что обе фирмы Блиновских «Подари мечту» также находятся в реестре аккредитованных Минцифры IT-компаний. У них тоже есть льготы по налогу на прибыль, соцвзносам и прочему – этот режим часто комбинируют со сколковскими льготами.

В ряду сколковцев-айтишников с 2021 года числятся старожилы инфобизнеса – бизнес-коуч Аяз Шабутдинов с ООО «Лайк-Центр», а также сооснователь скандальных курсов «Бизнес-молодость» Михаил Дашкиев с курсами «Юнитс» (юрлицо оформлено на кипрскую фирму Dovinita Ltd).

Психологи – продавцы «успешного успеха» из 2010-х, которые учили молодёжь пользоваться контекстной рекламой « Яндекс.Директ», расширили, отточили и тщательно переупаковали продуктовую линейку, чем, видимо, убедили жюри «Сколково». К настоящему времени у коучей появились связи в структурах власти: например, Дашкиев дружит с одним из лидеров ЛДПР депутатом Андреем Свинцовым. У сколковской фирмы Дашкиева, кстати, прибыль и налоги выведены почти в ноль.

«Сколково» превратился в налоговую гавань

Признаки злоупотреблений в «Сколково» уже давно на виду. В 2013 году прошли обыски по уголовному делу о растрате. В 2016-м Счётная палата жаловалась на «Сколково» в Генпрокуратуру (проверка проводилась совместно с ФСБ). Сообщалось, что фонду выделяется слишком много бюджетных средств (40 млрд рублей в год), что там чересчур высокие зарплаты и необъективные декларируемые результаты работы. Генпрокуратура, в свою очередь, указала, что администрация инновационного центра слишком долго не принимала решение о досрочном лишении статуса участника проекта в отношении нарушителей правил, чем сама нарушила закон о «Сколково».

Почти 100 млн долларов фонд перевёл Массачусетскому технологическому институту (США) «за сотрудничество».

Но увещевания силовиков последствий для «Сколково» не имели. Фондом продолжил руководить миллиардер Виктор Вексельберг вместе с многочисленными советами: совет директоров, правление, попечительский совет и другие. Сосуществовали должности президента, председателя фонда, председателя правления, председателя совета директоров и так далее. В 2020 году Вексельберг ушёл из «Сколково», предоставив руководство главе ВЭБ.РФ Игорю Шувалову. Стратегическое управление проектом до сих пор остаётся за ним.

Шувалов ещё в 1990-х работал юристом на олигарха Романа Абрамовича, а с начала 2000-х построил чиновничью карьеру и прославился любовью к офшорам, которые всплывали во многих журналистских расследованиях. Именно Шувалов двигал реализацию идеи российского офшора в Калининграде.

«Сколково» тоже не избежал этой участи. Источник в IT-сообществе рассказал «Октагону», что после начала санкционной кампании Запада против России в 2014 году центр «Сколково» превратился в «инновационную декорацию», по факту он всё более становился похожим на налоговый офшор.

В фонде закрывают глаза на отсутствие новизны в проектах, на то, что многие «уникальные» технологические процессы, методы, IT-платформы стартапов уже не перспективные, а обыденные.

В теории обилие халявщиков могло бы привести к дальнейшему ухудшению репутации, ограничению льготного режима в том числе для добросовестных участников, к валу проверок ФНС, но, судя по всему, этот офшор защищён рядом «инфлюенсеров» наверху, добавляет собеседник.

Инновационный центр «Сколково» создан в 2010 году, спустя пять лет льготниками стали 1,4 тыс. компаний-резидентов. В 2021 году показатель превысил 2,7 тыс., весной 2022-го там насчитывалось уже 3,3 тыс. резидентов, сейчас – 3,57 тыс. Выпадающие доходы бюджета ещё в 2015 году превысили 1 млрд рублей, сообщала Счётная палата; сейчас счёт идёт на суммы в разы больше.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии